Preview

Известия высших учебных заведений. Геология и разведка

Расширенный поиск

Детализация морфологии рудной залежи Ново-Учалинского колчеданного месторождения (Южный Урал)

https://doi.org/10.32454/0016-7762-2020-63-2-35-46

Полный текст:

Аннотация

Введение. Крупное медно-цинково-колчеданное Ново-Учалинское месторождение на Южном Урале (54°10΄54˝ с. ш. и 59°20΄45˝ в. д.) представлено крутопадающей линзой и приурочено к эйфельским вулканитам (риодациты и базальты), смятым в сильно сжатую антиклинальную складку. Рудная залежь слепая и локализована на контакте кислых (внизу) и основных (сверху) пород. Глубина ее залегания от поверхности изменяется от 550 м на севере до 1050 м на юге; мощность — до 186 м, длина по простиранию 1250 м, по падению — 900 м. Рудное тело прорвано дайками габбро-диоритов и габбро-диабазов. Главными рудными минералами месторождения являются пирит, сфалерит, халькопирит, а нерудными — кварц, барит и кальцит. Особенностью месторождения является то, что оно, в отличие от большинства уральских колчеданных залежей, относится к существенно цинковому подтипу (Zn>>Cu). Руды преимущественно сплошные сульфидные, массивные, реже полосчатые или брекчиевидные. Основные полезные компоненты представлены медью, цинком, серой, попутно извлекаются золото, серебро, кадмий, индий, кобальт, никель, селен, теллур.

Цель исследования заключалась в уточнении морфологии рудной залежи, изучении минерального состава руд верхних горизонтов северной части месторождения и выяснении причин возникновения сложного линзовидного строения сульфидной залежи.

Материалы и методы. В период 2017—2019 гг. сотрудниками ИГЕМ РАН совместно с геологами Учалинского ГОКа в ходе проведения эксплуатационно-разведочных работ проводилось геологическое и минералогическое картирование.

Результаты. Были существенно уточнены контуры северной части рудного тела, а также выявлены серии даек изменчивой морфологии. Проведено сравнение новых данных с прежними представлениями о строении рудной залежи. Представленные детальные геологические разрезы иллюстрируют сложную линзовидную форму рудной залежи, осложненную раздувами и пережимами, которую она приобрела вследствие динамометаморфизма.

Заключение. По результатам изучения геологического строения месторождения и минералогического картирования предложена схематическая реконструкция условий формирования его складчатой структуры. Полученные данные могут быть использованы в дальнейшем при корректировке системы эксплуатационной разведки и оконтуривания, а также при пересчете запасов.

Для цитирования:


Спирина А.В., Макаров В.В., Моисеев И.Б., Викентьев И.В. Детализация морфологии рудной залежи Ново-Учалинского колчеданного месторождения (Южный Урал). Известия высших учебных заведений. Геология и разведка. 2020;63(2):35-46. https://doi.org/10.32454/0016-7762-2020-63-2-35-46

For citation:


Spirina A.V., Makarov V.V., Moiseev I.B., Vikentyev I.V. Morphological features of ore reserves of the Novo-Uchaly vms deposit (Southern Urals). Proceedings of higher educational establishments. Geology and Exploration. 2020;63(2):35-46. (In Russ.) https://doi.org/10.32454/0016-7762-2020-63-2-35-46

Половина меди, существенная доля серебра и почти весь цинк, кадмий, индий в России до­бываются из руд колчеданных объектов, попут­но извлекаются золото, кобальт, никель и другие полезные компоненты [3]. Учалинский комбинат является одним из крупнейших в стране гор­но-обогатительных предприятий, перерабаты­вающих колчеданные руды [8][9][23]. Крупное по запасам и глубоко залегающее («слепое») Ново-Учалинское месторождение принадлежит к уральскому типу [12][14][17][21][22] и является основой минерально-сырьевой базы Учалинско­го ГОКа [10][13] — добыча его руд идет с 2018 г. и продлится не менее 30 лет.

В работе систематизированы данные по оценке и разведке месторождения за более чем 30-лет­ний период. В настоящее время разведка место­рождения возобновлена в связи с начавшейся эксплуатацией. В 2017—2019 гг. полевым отря­дом ИГЕМ РАН при взаимодействии с геологами УГОК проводилась геологическая документация керна скважин и подземных горных выработок, параллельно выполнялось минералогическое кар­тирование. В результате проведения детализационных работ контуры рудного тела оказались су­щественно отличными от прежних, упрощенных представлений. На основании полученных данных о геологическом строении месторождения выпол­нена схематическая реконструкция условий фор­мирования его складчатой структуры.

Геологическая позиция месторождения и его краткая характеристика

Ново-Учалинское месторождение приуроче­но к западному крылу Малоучалинской антикли­нальной складки, которая образовалась на ме­сте Учалинской базальтовой палеогряды [1][12].

В его геологическом строении принимают участие вулканиты эйфельского возраста карамалыташской (D2e kr) свиты [4][6]. Основание разреза ме­сторождения слагают миндалекаменные базальты, вскрытые на сопредельной площади Учалинско­го месторождения [2]. Выше залегает рудовме­щающая толща риодацитов, преимущественно лавовых фаций, по которым развиты околоруд­ные метасоматиты серицит-хлорит-кварцевого и серицито-кварцевого состава, встречающиеся преимущественно в лежачем боку рудной залежи. Сверху залегает мощная (от 550 до 1600 м) толща основных вулканитов, представленная гиалокластитами, шлаковыми брекчиями, туфами и лавами (нередко имеющими шаровую отдельность) ба­зальтов [5]. Переход от кислой толщи к базальтоидам обычно резкий, отчетливый; он отмечен появ­лением прослоев вулканогенно-осадочных пород: средне-, мелкообломочных туфов и туффитов кислого-среднего составов. Субвулканические и ин­трузивные образования, предположительно отно­сящиеся к наурузовскому (D3fm) и утлыкташскому (C1t) комплексам [11], представлены:

  • силами (мощность от 0,5 м до 100 м) диабазов и диабазовых порфиритов, развитыми на уров­не рудного тела и ориентированными согласно напластованию пород;
  • силлами и лаколитоподобными телами (мощ­ность от 1 до 70 м) риодацитовых порфиров;
  • дайками габбро-диоритов и габбро, круто секущими рудную залежь, с падением на севе­ро-восток под углами 60—85°.

Контакты рудного тела с вмещающими поро­дами висячего бока обычно резкие, отчетливые. Риодациты в надрудной части разреза, вбли­зи сульфидной залежи, обычно рассланцованы, по трещинам развиваются хлорит и серицит.

Контакты рудного тела с риодацитами лежаче­го бока менее четкие. Здесь риодациты силь­нее изменены серицитизацией, хлоритизацией и окварцеванием и рассланцованы; местами силь­но пиритизированы. Силлы диабазов на контакте с рудой локально рассланцованы, местами серицитизированы и хлоритизированы, по этим кон­тактам отмечаются поздние кварцевые и карбо­натные прожилки. Внутри залежи встречаются участки хлорит-серицит-кварцевых пород мощно­стью от сотых долей до первых метров.

Месторождение относится к числу крупнейших на Урале: запасы его руд оцениваются в 150 млн т, а металлов (Cu + Zn) 3,85 млн т, при содержании Cu 0,5—4,5%, Zn (ср.) 2,94%, Au 1,2 г/т, Ag 26 г/т [3]. Распределение меди, цинка и серы в преде­лах залежи асимметрично-зональное. Максиму­мы содержаний меди пространственно тяготеют к участкам наибольших мощностей рудного тела. С севера на юг наблюдается увеличение ее сред­них содержаний от 0,79 до 1,12%. В направлении от висячего к лежачему боку крутопадающего руд­ного тела происходит некоторый рост концентра­ций Cu, а Zn — уменьшается. В направлении его падения содержания Cu и Zn снижаются.

Что касается элементов-примесей в рудах, их можно охарактеризовать на примере наи­более распространенного на месторожде­нии типа руд — Cu-Zn колчедана: средние со­держания (г/т) и их пределы составляют: CAu = 1,7 (0,2—8), СAg = 30 (1,5—142), Cse = 34 (3—145), Сте = 42 (3—306), СIn = 10 (3—44), СGe = 3 (0,6— 13), CCd = 121 (20—500), CBi = 8 (1—19). Характер их пространственного распределения в деталях не изучен, т. к. их определение идет в групповых пробах, а рядовые пробы на эти элементы не ана­лизируются (только Cu, Zn, S). Намечаются бо­лее тесные корреляционные связи содержаний Au, Ag, As, Hg с Zn, а содержаний Se, Те — с Cu. Мак­симумы первых тяготеют к северной части руд­ного тела и к его верхнему выклиниванию, а вто­рых — к его южной части.

Особенности морфологии рудной залежи по дан­ным разведочных работ

Ново-Учалинское месторождение было откры­то в 1986 г. Межозерной ГРП треста «Уралцветметразведка» при проведении поисковых работ на южном фланге Учалинского месторождения бу­ровыми скважинами, глубина которых была больше (>1 км), чем было заложено в проекте, таким об­разом риск, связанный с нарушением проек­та главным геологом партии Э.О. Олиным, оказал­ся оправданным. Было установлено, что верхняя кромка рудного тела залегает на глубине 550 м и полого склоняется на юг под углом около 20°. Оно имеет линзообразную форму (широкая лента), протяженность по простиранию составила 1250 м. Длина по падению была оценена в 900 м, ниже не оконтурена. Глубина от поверхности до се­верного выклинивания руд 625 м, а до южного — 1050 м. Верхняя часть рудного тела имеет тупое выклинивание.

В разрезе рудное тело было условно разделено на две части: 1) верхняя, менее деформирован­ная, в которой сосредоточена основная масса руд 2) нижняя, сильнее деформированная (участок флексурообразного перегиба). Падение его верх­ней части крутое (в основном 50—55° на запад), протяженность в направлении падения ~400 м. Мощность этого участка залежи меняется от 186 м на севере с постепенным уменьшением до 40 м в центральной ее части, а затем — вновь увеличи­вается до 141 м. При мощности руд нижней части залежи от 25 в северной части до 40 м в южной части, а угол ее падения меняется от 35° на восток до близвертикального в самой выклинке. В север­ной части рудное тело резко и тупо выклинивается. Начиная с центральной части залежи к северу было установлено, что в лежачем боку основного руд­ного тела от него ответвляется небольшое лин­зообразное тело (№ 2), схожее по морфологии (рис. 3а). К северу расстояние между ними дости­гает 80 м (см. рис. 1а), а в центральной части руд­ное тело 1 сливается с рудным телом 2.

Крупная и выдержанная по мощности (15— 20 м) дайка габбро-диоритов круто сечет рудную залежь и падает на северо-восток под углами 60— 85°; вблизи контактов дайки отмечены попереч­ные и диагонально ориентированные кварцевые (±карбонат) прожилки, нередко с сульфидной ми­нерализацией.

Сравнение контуров рудного тела по результатам геолого-разведочных работ и эксплуатации

Благодаря проведению детализационного под­земного бурения и проходки эксплуатационо-разведочных выработок было выяснено, что форма залежи сильно меняется как по простиранию, так и по падению, что особенно заметно на попереч­ных профилях — приведенные разрезы (рис. 1—3) расположены с севера на юг через 40 м. По данным объемного картирования месторождение пред­ставлено мощной и сложной по строению лин­зой варьирующего падения (чаще крутопадаю­щей). Верхнее ее выклинивание обычно тупое, в центральной части она имеет раздув, нижний участок залежи осложнен флексурообразным пе­регибом, а самая нижняя «выклинка» — упло­щенная, субвертикальная. Так, на одном разрезе наблюдается два рудных тела, верхняя часть их бо­лее раздута, далее имеется небольшой пережим, затем мощность вновь увеличивается, а нижняя часть имеет жилообразную (в разрезе пальцеоб­разную) форму (рис. 1б). В другом случае пред­ставлено одно рудное тело с «апофизой» (рис. 2). А на третьем разрезе наблюдается единая залежь наиболее причудливой формы, верхняя часть ко­торой с пережимом, далее мощность резко уве­личивается, а нижняя — после флексурообразного перегиба — является маломощной (рис. 3б). В лежачем боку основной рудной залежи, а иногда и в ее висячем боку, отмечены мелкие линзооб­разные рудные подсечения, в основном имеющие согласное с простиранием и падением основ­ной рудной залежи залегание.

Рис. 1. Поперечный разрез по профилю 27+23 в северной части Ново-Учалинского месторождения. 1 — ба­зальты; 2 — диабазы; 3 — риодациты; 4 — дайки: а — габбро-диоритов; б — габбро-диабазов; 5 — контур рудного тела по данным эксплуатации (2019 г.); 6 — метасоматиты: а — серицит-кварцевого состава, б — зоны хлоритизации; 7 — рудное тело (данные 1994 г.); 8 — скважина, ее номер и глубина; 9 — контур рудного тела (данные 1994 г.); 10 — граница метасоматических изменений кислых вулканитов
Fig. 1. Cross-section along the profile 27+23 in the northern part of the Novo-Uchaly deposit. 1 — basalt; 2 — dia­base; 3 — rhyodacite; 4 — dikes: a — gabbro-diorite, b — gabbro-diabase; 5 — ore contour according to the opera­tional exploration (2019); 6 — alteration: a — sericite-quartz, b — chlorite; 7 — ore body (1994); 8 — borehole, its number and depth; 9 — ore contour (1994); 10 — boundary of metasomatic alteration in acid rock

Рис. 2. Поперечный разрез по профилю 28+15 в северной части месторождения. Пунктиром показан контур рудного тела по результатам 1994 г., интерполированный по данным соседних разрезов. Условные обозначе­ния см. рис. 1
Fig. 2. Cross section along the profile 28+15 in the northern part of the deposit. The dotted line shows the ore contour, interpolated from the data of neighboring sections (1994). Legend see Fig. 1

Рис. 3. Поперечный разрез по профилю 29+7 в северной части месторождения. Условные обозначения см. рис. 1
Fig. 3. Cross section along the profile 29+7 in the northern part of the deposit. Legend see Fig. 1

Так, и дайка габбро-диоритов имеет более сложное строение, чем предполагалось ранее; она извилистая, иногда отмечается резкое уве­личение ее мощности. Кроме этой мощной (2— 20 м) и относительно выдержанной по простиранию дайки габбро-диоритов, на месторождении были выявлены мелкие дайки габбро-диабазов (рис. 1—3). В их контактовых зонах (десятки сантиметров, до первых метров) в руде наблюдается укрупне­ние зернистости минералов, появление магнетита, реже арсенопирита; встречаются участки гнездо­образных скоплений блеклой руды (обычно теннантита), галенита и халькопирита, более крупной, чем обычно, зернистости — до 1—5 мм. Нередко близ дайки отмечается появление поздней полисуль­фидной минерализации (рис. 4в). Незначительная сульфидная минерализация, преимущественно халькопиритовая, присутствует и в самих дайках, локально измененных (окварцевание, хлоритизация, гематитизация) в эндоконтактовых зонах.

В близконтактовых зонах отмечается рост в рудах содержаний Cu, Au, Ag, As, Sb, Se, Te, связанный с локальным перераспределением мобильных эле­ментов при контактовом метаморфизме и наложе­нии на контактовые зоны поздней гидротермаль­ной минерализации [13].

По степени сульфидности руды месторожде­ния подразделяются на сплошные и вкрапленные (менее 5%) от общего их количества; а по содер­жанию и распределению полезных компонентов: медные, медно-цинковые, цинковые и сернокол­чеданные. В лежачем боку залежи местами были отмечены переходы сплошных руд во вкраплен­ные, которые затем сменяются метасоматитами. Сплошные руды массивной текстуры встре­чаются чаще всего; локально распространены сплошные руды брекчиевого и брекчиевидного, а также полосчатого и гнейсовидного строения: на контактах руд с вмещающими породами и из­редка с дайками (рис. 4).

Рис. 4. Текстуры руд северной части Ново-Учалинского месторождения: а — сплошная медно-колчеданная руда брекчиевой текстуры с многочисленными прожилками кварца на контакте рудной залежи с внутрирудными диабазами (скв. 2644, гл. 147,2 м; близ висячего бока залежи); б — сплошная медно-колчеданная руда массивной текстуры, мелкозернистой структуры (скв. 2660, гл. 240 м; близ лежачего бока залежи); в — бо­гатая медно-цинково-колчеданная руда с поздней полисульфидной минерализацией близ дайки габбро-диори­тов (скв. 2654, гл. 157 м; центральная часть залежи); г — сплошная цинково-колчеданная руда полосчатой текстуры, сложенная тонкозернистыми агрегатами сфалерита и пирита; контакт с силлом диабазов (бур. орт 68-1/4, гор. — 130 м; верхнее выклинивание залежи); д — сплошная цинково-колчеданная руда, неясно полосчатая текстура с элементами гнейсовидности на контакте руды с силлом диабазов (скв. 2679, гл. 239,3 м; лежачий бок залежи)
Fig. 4. Ore textures of the northern part of the Novo-Uchaly deposit: а — copper-pyritic ore of breccia texture with nu­merous veins of quartz at the contact of the ore body with intra-ore diabase (borehole 2644, depth 147.2 m; near the hanging wall of the ore body); б — solid copper-pyritic ore of massive texture, fine-grained structure (borehole 2660, depth 240m; near the footwall of the ore body); в — copper-zinc-pyritic ore (Zn-rich) with late polysulfide mineral­ization near the gabbro-diorite dike (borehole 2654, depth 157 m; central part of the ore body); г — zinc-pyrite ore of banded texture, composed of fine-grained aggregates of sphalerite and pyrite; contact with the diabase sill (ort 68-1/4, level. — 130 m; upper thinout of the ore body); д — solid zinc-pyritic ore, indistinctly-banded with gneissic texture at the contact of the ore with the diabase sill (borehole 2679, depth 239.3 m; footwall of the ore body)

Обсуждение результатов и выводы

В ходе проведения геологического и мине­ралогического картирования на месторожде­нии была установлена линзовидная форма рудной залежи, осложненная раздувами и пережимами (pinch and swell structures) [15][24]. Было отме­чено наличие в руде полосчатых и гнейсовид­ных текстур, локальная перекристаллизация сульфидов в контактах даек, наличие поздней полисульфидной минерализации (альпийских прожилков) в зонах экзоконтакта и в самих дайках. Все эти признаки характеризуют замет­ный динамометаморфизм руд месторождения [16][18][19][20][22]. Более мобильная, чем цинк, медь при метаморфизме мигрировала, вероятно, диффузионно-гидротермальным способом [24] с образованием максимума содержаний Cu, со­ответствующего раздуву мощности рудного тела в призамковой части складки.

С учетом данных по геологическому строе­нию месторождения [5][7] предложена схематиче­ская реконструкция месторождения, демонстри­рующая последовательность стадий его деформирования и становления современной складчатой структуры (рис. 5).

Рис. 5. Реконструкция последовательности формирования структуры Ново-Учалинского месторождения: а — начало складчатых деформаций рудной залежи, формирование пологой антиклинальной складки; б — усиление складчатых деформаций, образование умеренно сжатой антиклинали; в результате латерального сжатия происходит пластическое течение и «выжимание» сульфидов в замковую часть складки с образо­ванием раздува мощности залежи; внедрение дайки габбро-диоритов; слабое перераспределение химических элементов в руде в связи со складчатыми деформациями и локальное — на контакте с дайкой; в — фор­мирование сильно сжатой антиклинальной складки, запрокинутой на запад; месторождение приобретает строение, близкое к современному; перераспределение элементов в связи со складчатыми деформациями, руды становятся гнейсовидными и полосчатыми в зонах выклинивания и вдоль контактов с вмещающими по­родами. 1 — риодациты, 2 — базальты, 3 — дайка габбро-диоритов, 4 — кварц-серицитовые метасоматиты, 5 — граница метасоматических изменений, 6 — рудное тело, 7 — механическое перераспределение сульфи­дов путем пластического течения, 8 — направление сжатия, 9 — локальные зоны рассланцевания
Fig. 5. Reconstruction of formation conditions of the structure of the Novo-Uchaly deposit: a — the beginning of folded deformations of the ore body, the formation of a gentle anticlinal fold; 6 — strengthening of folded deformations, the formation of a moderately compressed anticline; as a result of lateral compression, a plastic flow and “welling-up" of sulfides into the hinge of fold occurs with the formation of a pinch of ore body thickness; the gabbro-diorite dike injec­tion; slight redistribution of chemical elements in the ore due to folded deformations and local — in contact with the dike; в — the formation of a highly compressed anticlinal fold, vergent to the west; structure of the deposit becomes close to modern one; redistribution of elements due to fold deformations, the ore becomes gneiss-like and banded in the pinch-out zones and along the contacts with the host rocks. 1 — rhyodacite, 2 — basalt, 3 — gabbro-diorite dike, 4 — quartz-sericite alteration, 5 — boundary of hydrotermal alteration, 6 — ore body, 7 — mechanical redistribution of sulfides by plastic flow, 8 — compression direction, 9 — local zones of schistosity

Выводы

По данным объемного картирования был су­щественно уточнен контур рудного тела крупного Ново-Учалинского колчеданного месторождения (Ю. Урал), а также выявлены серии даек сильно изменчивой морфологии. В результате бурения вееров эксплоразведочных скважин из подзем­ных горных выработок установлено, что форма залежи резко меняется как по простиранию, так и по падению, что особенно заметно на попереч­ных разрезах. Оно представляет собой мощную (до 186 м) и сложную по строению линзу варьирую­щего падения (чаще крутопадающую). Верхнее ее выклинивание обычно тупое, в центральной ча­сти она имеет раздув, нижний участок осложнен флексурообразным перегибом, а в самом нижнем выклинивании — это субвертикальное уплощен­ное до жилообразного тело. В лежачем боку зале­жи были установлены мелкие сульфидные линзы, а в висячем — единичные изолированные руд­ные подсечения. Сравнивая контур рудного тела по данным разведки месторождения глубокими скважинами с поверхности, можно констатировать, что реальное его геологическое строение оказалось намного сложнее, чем это представлялось ранее.

Вследствие динамометаморфизма рудная залежь приобрела сложную линзовидную форму, ослож­ненную раздувами и пережимами. Итогом изуче­ния геологического строения месторождения стала схематическая реконструкция, демонстрирующая последовательность стадий его деформирования. Полученные данные могут быть использованы в дальнейшем при корректировке системы эксплу­атационной разведки и оконтуривания, а также при пересчете запасов.

Список литературы

1. Бобохов А.С. Геологическое строение Учалинского и Узельгинского рудных полей, проявление в них вулканизма и колчеданного оруденения // Среднедевонский вулканизм Башкирского Зауралья и связь с ним колчеданного оруденения. Уфа: БФАН СССР, 1983. С. 87–102.

2. Галиуллин И.Б., Чадченко А.В., Крылатов В.А. и др. Разведочные работы в пределах горного отвода Ново-Учалинского медноколчеданного месторождения в Учалинском районе Республики Башкортостан в 2009–2012 гг. Геологоразведочные работы с дневной поверхности в 2010–2012 гг. Кн. 1. Учалы, 2012.

3. Государственный доклад «О состоянии и использовании минерально-сырьевых ресурсов Российской Федерации в 2016 и 2017 годах». М.: 2018. 372 с.

4. Маслов В.А., Артюшкова О.В. Стратиграфия палеозойских образований Учалинского района Башкирии. Уфа: ИГ УфНЦ РАН, 2000. 140 с.

5. Серавкин И.Б., Пирожок П.И., Скуратов В.Н. и др. Минеральные ресурсы Учалинского горно-обогатительного комбината. Уфа: Башкирское книжное изд-во, 1994. 328 с.

6. Нестоянова О.А., Ленных Г.А. Объяснительная записка к государственной геологической карте Урала. Масштаб 1:200 000. Лист N-40-XVIII (Учалы). 1955.

7. Пшеничный Г.Н., Волькинштейн М.Я., Николайченков Ю.С. и др. Ново-Учалинское медно-цинковоколчеданное месторождение Южного Урала. Уфа: УНЦ РАН, 1999. 395 с.

8. Орлов М.П., Чадченко А.В., Пирожок П.И., Кулбаков А.М. Новые рудные объекты в минерально-сырьевой базе ОАО «Учалинский ГОК» // Металлогения древних и современных океанов — 2009. Модели рудообразования и оценка месторождений. Миасс: ИМ УрО РАН, 2009. С. 337—338.

9. Пирожок П.И., Чадченко А.В., Орлов М.П., Моисеев И.Б., Кулбаков А.М. Доразведка и эксплуатационная разведка колчеданных месторождений: методика и результаты // Недропользование-XXI век. 2009. № 3. С. 15—22.

10. Пирожок П.И., Чадченко А.В., Стахеев Н.П. Новоучалинское месторождение: открытие, оценка, перспективы освоения // Изв. вузов. Горн. ж-л. 2001. № 3. С. 21—27.

11. Салихов Д.Н., Холоднов В.В., Пучков В.Н., Рахимов И.Р. Магнитогорская зона Южного Урала в позднем палеозое: магматизм, флюидный режим, металлогения, геодинамика. М.: Наука, 2019. 392 с.

12. Серавкин И.Б., Косарев А.М., Пучков В.Н. Геодинамические условия формирования колчеданных месторождений Магнитогорской мегазоны Южного Урала и критерии для их поисков // Геология рудных месторождений. 2017. Т. 59. № 3. С. 220—237. DOI: 10.7868/S0016777017030054

13. Чадченко А.В., Пирожок П.И., Орлов М.П., Кулбаков А.М. Минерально-сырьевая база: состояние и перспективы развития // Недропользование-XXI век. 2009. № 3. С. 9—14.

14. Bortnikov N.S., Vikentyev I.V. Endogenous metallogeny of the Urals. In: Mineral deposit research for a high-tech world; Jonsson E., Ed.; Uppsala, 2013. Р. 1508—1511.

15. Corriveau L., Spry P.G. Metamorphosed hydrothermal ore deposits. In: Scott, S.D. (Ed.), Geochemistry of Mineral Resources, second ed. Treatise on Geochemistry. Vol.13. Elsevier, New York, 2014. P. 175—194.

16. Debreil J.-A., Ross P.-S., Mercier-Langevin P. The Matagami district, Abitibi Greenstone Belt, Canada: volcanic controls on Archean volcanogenic massive sulfide deposits associated with voluminous felsic volcanism // Economic Geology. 2018. Vol. 113. P. 891—910.

17. Franklin J. M., Gibson H. L., Jonasson I. R., Galley A. G. Volcanogenic massive sulfide deposits // Economic Geology. 2005, 100th Ann. P. 523—560.

18. Galley A.G., Hannington M.D., Jonasson I.R. Volcanogenic massive sulphide deposits. In Mineral Deposits of Canada: A Synthesis of Major Deposit-types, District Metallogeny, the Evolution of Geological Provinces, and Exploration Methods. Spec. Publ. No. 5; Goodfellow, W. D., Ed.; Geolog. Assoc. Can., Miner. Depos. Division, 2007. P. 141—161.

19. Hannington M.D. Volcanogenic massive sulfide deposits. In: Scott, S.D. (Ed.). Geochemistry of Mineral Resources, second ed. Treatise on Geochemistry. Vol. 13. Elsevier, New York, 2014. P. 462—486.

20. Monecke T., Gibson H., Goutier J. Volcanogenic massive sulfide deposits of the Noranda camp // Economic Geology. 2017. Vol. 19. P. 169—223.

21. Puchkov V.N. General features relating to the occurrence of mineral deposits in the Urals: What, where, when and why. Ore Geology Review 2017. Vol. 85. P. 4—29. https://doi.org/10.1016/j.oregeorev.2016.01.005

22. Shanks III W.C.P., Thurston R. Volcanogenic Massive Sulfide Occurrence Model. U.S. Geol. Survey Sci. Invest. Rep. 2010-5070-C. 2012.

23. Vikentyev I.V. Selenium, tellurium and precious metal mineralogy in Uchalinsk copper-zinc-pyritic district, the Urals. 3rd Inter. Conf. Compet. Mater. Technol. Proc. IOP Conf. Ser. Mater. Sci. Eng. 2016, 123, 1–6. doi: 10.1088/1757899X/123/1/012027

24. Vikentyev I.V., Belogub E.V., Novoselov K.A., Moloshag V.P. Metamorphism of volcanogenic massive sulphide deposits in the Urals. Ore geology // Ore Geology Reviews. 2017. Vol. 85. P. 30—63. https://doi.org/10.1016/j.oregeorev.2016.10.032


Об авторах

А. В. Спирина
ФГБУН «Институт геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии Российской академии наук»; Инженерная академия ФГАОУ «Российский университет дружбы народов»
Россия

Спирина Аделина Владимировна — аспирант Инженерной академии Российского университета дружбы народов, стажер-исследователь ФГБУН «Институт геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии Российской академии наук». SPIN-код: 9091-7634

35, Старомонетный пер., г. Москва 119017
6, Миклухо-Маклая ул., г. Москва 117198 



В. В. Макаров
АО «Учалинский ГОК»
Россия

Макаров Вениамин Владимирович — главный геолог Учалинского подземного рудника

2, Горнозаводская ул., г. Учалы 453700



И. Б. Моисеев
АО «Учалинский ГОК»
Россия

Моисеев Игорь Борисович — главный геолог

2, Горнозаводская ул., г. Учалы 453700



И. В. Викентьев
ФГБУН «Институт геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии Российской академии наук»; Инженерная академия ФГАОУ «Российский университет дружбы народов»
Россия

Викентьев Илья Владимирович — доктор геолого-минералогических наук, главный научный сотрудник Института геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии Российской академии наук; профессор Инженерной академии ФГАОУ «Российский университет дружбы народов». SPIN-код: 2456-3030

35, Старомонетный пер., г. Москва 119017
6, Миклухо-Маклая ул., г. Москва 117198



Для цитирования:


Спирина А.В., Макаров В.В., Моисеев И.Б., Викентьев И.В. Детализация морфологии рудной залежи Ново-Учалинского колчеданного месторождения (Южный Урал). Известия высших учебных заведений. Геология и разведка. 2020;63(2):35-46. https://doi.org/10.32454/0016-7762-2020-63-2-35-46

For citation:


Spirina A.V., Makarov V.V., Moiseev I.B., Vikentyev I.V. Morphological features of ore reserves of the Novo-Uchaly vms deposit (Southern Urals). Proceedings of higher educational establishments. Geology and Exploration. 2020;63(2):35-46. (In Russ.) https://doi.org/10.32454/0016-7762-2020-63-2-35-46

Просмотров: 71


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0016-7762 (Print)
ISSN 2618-8708 (Online)