Preview

Известия высших учебных заведений. Геология и разведка

Расширенный поиск

О ВЛИЯНИИ ПОЧВ НА ФОРМИРОВАНИЕ ХИМИЧЕСКОГО СОСТАВА ГРУНТОВЫХ ВОД В ПРЕДЕЛАХ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

https://doi.org/10.32454/0016-7762-2020-63-1-90-99

Полный текст:

Аннотация

Верхняя часть разреза Республики Татарстан сложена комплексами полифациальных среднеи верхнепермских, мезозойских и плиоцен-четвертичных отложений. Поверхностные и подземные воды характеризуются здесь широкой вариабельностью состава и минерализации. Эти вариации определяются природными и техногенными факторами. Важнейшим природным фактором является взаимодействие атмосферных осадков и их дериватов с почвами и породами разреза. Для оценки масштаба этого взаимодействия были проанализированы водные вытяжки с основных разновидностей почв на основе дистиллированной и талой снеговой воды. Составы водных вытяжек сопоставлены с составами наименее минерализованных (до 250 мг/л) родниковых вод. Определены компоненты, главным поставщиком которых в верхней части разреза являются почвы. Это органическое вещество, азотные соединения в нитритной и аммонийной форме и, в меньшей степени, железо с марганцем. Показано, что составы грунтовых вод вне зон техногенного воздействия во многом определяются взаимодействием атмосферных осадков с почвенным покровом. Это исходит из того, что водные вытяжки с почвенных образцов имеют преобладающую минерализацию не менее 100 мг/л, а минимальная минерализация родниковых вод обычно составляет 150—200 мг/л. Максимальной минерализующей ролью характеризуются почвы в пределах лесных массивов и луговых участков, минимальной — почвы речных долин; почвы обрабатываемых полей обладают промежуточными показателями состава водных вытяжек. Максимальное количество хорошо растворимых в воде минеральных и органических комплексов отмечается в черноземных и серых лесных почвах, а минимальное их количество — в сероцветных дерново-подзолистых почвах.

Для цитирования:


Мусин Р.Х., Галиева А.Р., Кудбанов Т.Г., Калкаманова З.Г., Курлянов Н.А. О ВЛИЯНИИ ПОЧВ НА ФОРМИРОВАНИЕ ХИМИЧЕСКОГО СОСТАВА ГРУНТОВЫХ ВОД В ПРЕДЕЛАХ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН. Известия высших учебных заведений. Геология и разведка. 2020;1(1):90-99. https://doi.org/10.32454/0016-7762-2020-63-1-90-99

For citation:


Musin R.K., Galieva A.R., Kudbanov T.G., Kalkamanova Z.G., Kurlyanov N.A. SOIL INFLUENCE ON THE CHEMICAL COMPOSITION OF GROUND WATERS IN THE REPUBLIC OF TATARSTAN. Proceedings of higher educational establishments. Geology and Exploration. 2020;1(1):90-99. (In Russ.) https://doi.org/10.32454/0016-7762-2020-63-1-90-99

Формирование состава и минерализации подземных вод определяется непрерывным протеканием различных гидрогеохимических процессов, контролирующихся разнообразными факторами. В областях достаточного увлажнения оно обычно начинается с взаимодействия атмосферных осадков с почвами. Почвы как особые органо-минеральные образования отличаются наличием комплекса достаточно легко растворимых соединений. Значительная роль почв в формировании состава и минерализации грунтовых вод была выявлена почвоведами еще в начале XX в. [12]. Впоследствии на почвы как один из факторов формирования состава пресных подземных вод указывали такие крупные ученые, как В.И. Вернадский [2], Е.В. Посохов [14], С.Л. Шварцев [17]. Несмотря на это, в большинстве случаев нет комплексного анализа и сопоставления составов почвенных растворов и грунтовых вод. Почвоведы обычно ограничиваются рассмотрением первых применительно к проблеме плодородия почв [1, 15]. А гидрогеологи при рассмотрении особенностей химического состава грунтовых вод в первую очередь оперируют составами пород зоны аэрации и грунтового водоносного горизонта, величинами эффективных осадков (иногда и их составом) и скоростей фильтрации, а также глубиной залегания грунтовых вод и антропогенным влиянием [3, 6, 16].

Целью данной статьи является дополнительное подтверждение тесной взаимосвязи состава грунтовых вод с почвенно-растительным покровом на примере Республики Татарстан (РТ), характеризующейся значительной вариабельностью почвенных и геолого-гидрогеологических условий.

Объекты и методы исследования

Объектами исследования явились особенности состава грунтовых вод (вод первого от поверхности водоносного горизонта) и почвенного слоя в отдельных регионах РТ. Основные использованные методы исследований — метод водных вытяжек и комплексный анализ гидрогеохимической информации.

Республика Татарстан расположена в восточной части Восточно-Европейской платформы, в пределах Волго-Уральского артезианского бассейна по схеме гидрогеологического районирования И. К. Зайцева [7]. Площадь Республики — 68 тыс. км2. Ее отличают мощный промышленный потенциал, интенсивная разработка нефтяных месторождений и активный агропромышленный комплекс. Площади угодий: лесных — 17%, сельскохозяйственных — 65%; площадь водной акватории — 6,4% [5].

Верхняя часть геологического разреза РТ сложена комплексами полигенных пермских, морских юрско-меловых и аллювиальных плиоцен-четвертичных отложений. Пермские образования характеризуются максимальным площадным распространением. Они имеют сульфатно-карбонатно-терригенный состав и общую мощность до 400 м, при толщине отдельных прослоев 0,1—20 м. Мезозойские преимущественно глинистые отложения мощностью до 300 м развиты лишь в крайней юго-западной части РТ. Плиоцен-четвертичные песчано-глинистые образования выполняют речные долины, ширина которых может достигать 1 0—1 5 км, а глубина вреза 1 50—220 м [4].

Мощность зоны пресных подземных вод в Татарстане достигает 250—300 м. Эти воды формируют многочисленные междуречные потоки. Их питание осуществляется атмосферными осадками на водораздельных пространствах, а разгрузка происходит в речных долинах. Глубина залегания грунтовых вод изменяется от 1—2 до 40 м. Годовая норма осадков в РТ составляет ~500 мм/год, из них доля эффективных осадков — 12—20%. Общий ресурсный потенциал пресных подземных вод — 5,46 млн м3/сут, а величина их разведанных запасов — 2,29 млн м3/сут [5]. Наиболее водообильными частями разреза являются плиоцен-четвертичные отложения, представленные песчаными русловыми фациями, а также прослои пермских песчаников и известняков в прибортовых зонах речных долин.

В Татарстане выделяется более 10 типов почв. При этом в северной части Республики (Предкамский регион) преобладают серые лесные и дерново-подзолистые почвы. В западной (Предволжский регион) и южной (Закамский регион) частях — серые лесные, а также выщелоченные и типичные черноземы [8]. Мощность почвенного покрова изменяется от 0,2—0,3 до 1,0—1,4 м (максимальные значения фиксируются в поле развития черноземов), при преобладающих значениях 0,4 м.

Подземные воды верхней части разреза обладают варьирующими в широких пределах химическим составом и минерализацией. В областях преобладания природных факторов в их формировании минерализация постепенно увеличивается вниз по разрезу и в направлении к зонам разгрузки от 0,15—0,2 до 0,6—1,0 г/л (участками 2—2,5 г/л). При этом химические составы подземных вод изменяются от гидрокарбонатных кальциевых и магниево-кальциевых до гидрокарбонатных натриевых и сульфатных магниево-кальциевых (в наименовании типов воды компоненты выстроены в порядке увеличения %-мольных концентраций согласно [11]). Данные гидрогеохимические особенности хорошо объясняются разной длительностью взаимодействия воды с карбонатно-терригенным (участками сульфатно-карбонатно-терригенным) водовмещающим минеральным матриксом. Определяющими гидрогеохимическими процессами здесь являются углекислотное выщелачивание карбонатно-терригенных пород, выщелачивание и растворение гипсов, гидролиз терригенных пород, сорбция и ионный обмен и др., которые с разной интенсивностью протекают в водовмещающих средах различного состава и возраста. При отсутствии или крайне слабом развитии гипсов минерализация вод обычно не превышает 0,7—0,8 г/л, а жесткость (здесь и далее подразумевается общая жесткость) — 7 ммоль/л, при этом качество основного объема подземных вод соответствует питьевому. Это качество иногда нарушается сверхпредельными концентрациями железа и марганца (соответственно, до 1,0 и 0,8 мг/л, реже более) [13, 19].

Техногенный фактор в формировании состава подземных вод играет значительную роль на территории населенных пунктов, в пределах крупных промышленных зон, в районах поверхностных

полигонов захоронения различных отходов, а также на площадях крупных нефтяных месторождений, разрабатываемых уже более 50 лет. Минерализация подземных вод здесь может достигать 5—12 г/л, а жесткость 80—135 ммоль/л [9, 18].

В областях превалирования природных факторов в формировании состава пресных подземных вод не отмечается каких-либо существенных гидрогеохимических изменений за последние 50—60 лет. Это может быть связано как со снижением уровня техногенного воздействия на подземную гидросферу, связанного с кризисными явлениями в российской экономике, так и с высокой буферной емкостью зоны аэрации, практически повсеместно характеризующейся довольно значительной карбонатностью и глинистостью [10].

Для определения степени влияния почвенного покрова на состав грунтовых вод нами были проанализированы 46 водных вытяжек с почвенных проб. Данные пробы характеризуют почвы на полную их мощность. Подготовка вытяжек осуществлялась следующим образом — 100 г размельченной породы (фракции менее 1 мм) заливались 1 л воды. Периодически емкости интенсивно встряхивались. Через одни сутки вытяжки фильтровались и подвергались аналитическим исследованиям. При подготовке вытяжек использовались дистиллированная и талая снеговая вода. Талаявода имела гидрокарбонатный натриево-кальциевый состав:

В вытяжках определялись рН, электропроводность, мутность, цветность, перманганатная окисляемость, содержания: HCO3-, SO42-, Cl-, NO3-, NO2-, F-, PO43-, Ca2+, Mg2+, Na+, K+, NH4+, Li+; а также концентрации ряда тяжелых металлов: Fe, Mn, Pb, Ni, Cd, Cu, Co, Cr, Zn. Ионный состав анализировался с помощью ионных хроматографов Dionex ICS — 1600, а металлы детектировались на атомно-абсорбционном спектрометре ContrAA700.

Составы водных вытяжек сопоставлялись с составами родников с наименее минерализованной водой (127—250 мг/л, 100 проб). Такие родники расположены вне зон интенсивного техногенного воздействия, преимущественно в верхней части водораздельных склонов. Они имеют нисходящий характер и являются проявлениями субаэральной разгрузки вод первого от поверхности водоносного горизонта. Формирование их состава определяется непродолжительным взаимодействием атмосферных осадков с почвами и разнотипными породами разреза, представленного в основном образованиями уржумского и северодвинского ярусов (рис. 1).

Рис. 1. Расположение изученных объектов в пределах Республики Татарстан: 1 — родники с минерализацией воды менее 250 мг/л; 2 — пункты отбора почвенных проб
Fig. 1 . Location of the studied objects within the Republic of Tatarstan: 1 — springs with water salinity less than 250 mg /1; 2 — soil sampling points

Фактический материал по химическому составу родниковых вод заимствован из отчетов по результатам гидрогеологосъемочных, гидрогеоэкологических и тематического плана работ (отчеты хранятся в геологических фондах г. Казани). По Предволжскому региону это исследования А.В. Солнцева и др., 2002; Е.И. Кочурова и др., 2002; по Предкамскому региону — С.И. Полякова и др., 2006; по Закамскому региону — Р.Х. Мусина и др., 2003.

Результаты и их обсуждение

Минерализация и составы водных вытяжек с почвенных проб на основе разнотипной воды очень близки (табл. 1). Поэтому в дальнейшем они рассматриваются совместно.

Водные вытяжки почв Закамского (южного) региона РТ в сравнении с таковыми Предкамского (северного) региона характеризуются несколько более высокими значениями таких интегральных показателей состава, как минерализация, жесткость, окисляемость (табл. 2). В первом регионе значительные площади занимают черноземы, а во втором — дерново-подзолистые почвы.

Максимальные значения минерализации, содержаний органических веществ и азотных соединений в виде NH4+ и NO2- обычно отмечаются в вытяжках с почв луговых и лесных участков, их минимумы приходятся на супесчаные серые почвы речных долин, а промежуточные значения фиксируются в вытяжках почв с обрабатываемых сельскохозяйственных полей (табл. 3).

Маломинерализованные родниковые воды имеют несколько более высокие значения минерализации и жесткости в сравнении с почвенными водными вытяжками (табл. 4). При этом последние обогащены органическим веществом и азотными соединениями (табл. 5), а концентрации большей части остальных компонентов состава находятся на минимальных уровнях, характерных для природных вод, и они различаются не столь существенно (табл. 6).

Повышенные минерализация и жесткость грунтовых вод в сравнении с водными вытяжками связаны с их формированием в условиях более высокой парциальной активности углекислого газа. Если формирование состава вытяжек в лабораторных условиях проходило при атмосферном содержании CO2 (300 ppm), то формирование грунтовых вод в пределах РТ проходит при его концентрациях на уровне почвенного и подпочвенного горизонтов 800—120 000 ppm. Эти данные были получены нами в ходе проведения газовой съемки анализатором Ecoprobe-5 во многих районах РТ (рис. 2).

По литературным данным содержание углекислого газа на уровне почвенного горизонта может достигать 10—12% (100 000—120 000 ppm), а в отдельных случаях и 15—20% [15]. Следовательно, подземные воды в зоне аэрации и в зоне насыщения должны характеризоваться как более высокими содержаниями гидрокарбонатов, так и более высокой углекислотной агрессивностью и выщелачивающей способностью.

Таблица 1. Особенности состава почвенных водных вытяжек на основе дистиллированной и талой снеговой воды
Table 1. Features of the composition of soil water extracts based on distilled and melted snow water

Первичная вода

Минерализация,

мг/л

Жесткость,

ммоль/л

рН

Окисляемость, мг О/л

Преобладающий тип воды

Дистиллиро

ванная

40—279 174 ± 80

0,31—2,11 1,16 ± 0,46

7,40—8,20 7,95 ± 0,25

6,20—10,50 9,43 ± 1,10

HCO3/Ca

Талая снеговая

34—294 175 ± 70

0,34—3,48 1,38 ± 0,79

6,20 — 8,10 7,50 ± 0,49

1,0—11,0 7,96 ± 2,56

HCO3/Ca

Примечание. Сравнение проведено по 12 почвенным пробам Закамского региона; в этой и последующих таблицах в числителе приведены предельные значения (минимум-максимум), в знаменателе — среднее и стандартное отклонение.

Таблица 2. Сопоставление водных вытяжек почв Предкамского и Закамского регионов Татарстана
Table 2. Comparison of water extracts of soils Predjamski and Zakamskiy region of Tatarstan

Регион

Кол-во

проб

Минерализация, мг/л

Жесткость,

ммоль/л

рН

Окисляемость, мг О/л

Преобладающий тип воды

Предкамский

11

37—284 119 ± 76

0,27—2,41 1,15 ± 0,76

6,60—7,50 7,07 ± 0,30

3,52—5,65 4,51 ± 0,64

HCO3/Ca

Закамский

29

34—294 168 ± 74

0,31—3,48 1,27 ± 0,67

5,6—9,05 7,53 ± 0,80

1,0—11,0 8,03 ± 2,49

HCO3/Ca

Таблица 3. Вариации состава почвенных водных вытяжек по основным ландшафтным зонам Предкамского и Закамского регионов
Table 3. Variations in the composition of water extracts of soils by key landscape zones Predjamski and Zakamskiy region

Таблица 4. Сопоставление составов водных вытяжек и родниковых вод по минерализации и жесткости
Table 4. Comparison of compositions of water extracts and spring waters by mineralization and hardness

Примечание. Минерализация в вытяжках — расчетная, а в родниковых водах соответствует сухому остатку.

Из почв во взаимодействующую с ними дистиллированную и талую снеговую воду часто активно переходят (в мг/л): Fe — до 3,3; Mn — до 0,5 (табл. 7).

Заключение

Особенности состава и минерализации подземных вод первого от поверхности водоносного горизонта в природных условиях Татарстана в значительной степени определяются взаимодействием атмосферных осадков с почвенным покровом. Этот вывод исходит из того, что водные вытяжки с почвенных образцов имеют преобладающую минерализацию не менее 100 мг/л, а минимальная минерализация родниковых вод обычно составляет 150—200 мг/л.

Почвенные водные вытяжки в сравнении с родниковыми водами менее минерализованы (в первую очередь за счет HCO3-, Ca2+, Mg2+). Это связано как с более длительным во времени становлением компонентного состава родниковых вод, так и с тем, что в природных условиях формирование состава подземных вод происходит при более высоком парциальном давлении углекислого газа, что определяет повышенную углекислотную агрессивность вод и их более высокую выщелачивающую способность.

Таблица 5. Окисляемость и концентрации азотных соединений в водных вытяжках и родниках
Table 5. Permanganate index and concentrations of nitrogen compounds in water extracts and springs

Регион

Тип воды

Кол-во проб

NO2-, мг/л

NH4+, мг/л

Окисляемость, мг О/л

Предволжский

Родниковая

47

0,0—1,9 0,08 ± 0,38

0,0—0,23 0,09 ± 0,08

0,3—5,2 2,4 ± 1,1

Вытяжка

6

0,1—1,02 0,55 ± 0,37

0,0—1,58 0,66 ± 0,63

5,3—10,9 7,9 ± 3,2

Предкамский

Родниковая

17

0,0—0,13 0,03 ± 0,03

0,0—0,46 0,15 ± 0,14

Не определялась

Вытяжка

11

0,0—0,49 0,06 ± 0,15

0,0—4,6 0,45 ± 1,38

3,52—5,65 4,51 ± 0,64

Закамский

Родниковая

36

0,0—1,58 0,08 ± 0,31

0,0—0,2 0,03 ± 0,04

0,0—8,5 2,78 ± 2,22

Вытяжка

29

0,0—3,97 0,58 ± 1,06

0,0—15,2 2,25 ± 4,28

1,0—11,0 8,03 ± 2,49

Таблица 6. Сопоставление составов водных вытяжек и родниковых вод по рН, сульфатам и другим компонентам
Table 6. A comparison of the compositions of the water extracts and spring water for pH, sulfate and other components

Регион

Тип воды

рН

SO42-, мг/л

Cl-, мг/л

(Na+K)+, мг/л

SiO2, мг/л

Предволжский

Родниковая

6,5—8,9 8,05 ± 0,67

0,0—34,1 8,1 ± 6,8

0,6—22,5 4,7 ± 4,3

0,5—24,2 6,9 ± 6,1

1,0—37,3 9,4 ± 7,8

Вытяжка

7,65—7,94 7,79 ± 0,11

20,6—53,5 37,5 ± 12,4

3,5—3,6 3,55 ± 0

1,3—15,6 7,2 ± 5,1

1,9—24,74 9,3 ± 8,9

Предкамский

Родниковая

6,86—7,74 7,39 ± 0,29

2,6—30,9 7,8 ± 7,8

1,9—14,7 8,4 ± 3,6

3,0—17,2 10,1 ± 3,9

Не определял

Вытяжка

6,60—7,50 7,07 ± 0,3

1,4—13,3 4,1 ± 3,7

0,8—3,6 2,0 ± 1,0

2,6—11,2 5,0 ± 3,1

3,1 —8,1 4,6 ± 1,7

Закамский

Родниковая

7,15—8,70 8,10 ± 0,31

0—46,1 12,5 ± 11,1

0,0—63,8 13,0 ± 14,2

0,0—19,8 6,3 ± 5,8

0,0—25,21 8,5 ± 6,3

Вытяжка

5,60—9,05 7,53 ± 0,80

0,7—36,8 5,4 ± 6,9

0,6—29,2 3,4 ± 5,1

1,8—35,9 9,8 ± 9,6

2,0—9,6 5,0 ± 2,2

Примечание. Сульфаты в вытяжках из почв Предволжского региона определялись гравиметрическим методом, который обычно дает более высокие значения в сравнении с ионно-хроматографическими данными.

Таблица 7. Концентрации железа и марганца в вытяжках и родниковых водах
Table 7. Concentrations of iron and manganese in extracts and spring water

Регион

Тип воды

Кол-во проб

Fe, мг/л

Mn, мг/л

Предкамский

Родниковая

17

0,010—0,350 0,080 ± 0,081

0,00—0,130 0,041 ± 0,040

Вытяжка

8

0,00—3,309 0,85 ± 1,21

0,004—0,516 0,091 ± 0,184

Закамский

Родниковая

36

0,016—0,691 0,076 ± 0,138

0,005—0,084 0,035 ± 0,018

Вытяжка

9

0,07—2,9 1,14 ± 1,12

0,005—0,538 0,15 ± 0,192


Рис. 2. Расположение газогеохимических профилей в пределах Татарстана
Fig. 2. Location of gas-geochemical profiles within Tatarstan

Почвы являются основными поставщиками в подземную гидросферу NO2-, NH4+, органического вещества и, в меньшей степени, Fe и Mn. В зоне аэрации и в первом от поверхности водоносном горизонте первые окисляются до NO3-, а железо с марганцем выпадают в осадок за счет разрушения органоминеральных комплексов, в составе которых скорее всего находятся и мигрируют эти металлы. С этим связаны более высокие содержания нитратов в родниковых водах в сравнении с их концентрацией в вытяжках, а также практически повсеместное развитие в приповерхностной зоне «обохренности» горных пород и дендритов гидроокислов марганца. Этот же фактор может вызывать питьевую некондиционность грунтовых вод в районах неглубокого их залегания при мощном почвенном слое.

Максимальной минерализующей ролью характеризуются почвы в пределах лесных массивов и луговых участков, минимальной — почвы речных долин; почвы обрабатываемых полей характеризуются промежуточным положением. Максимальное количество хорошо растворимых в воде минеральных и органических комплексов отмечается в черноземных и серых лесных почвах, а минимальное их количество — в сероцветных дерново-подзолистых почвах.

Составы вытяжек на основе дистиллированной и маломинерализованной талой снеговой воды очень близки, степени выщелачивания большей части компонентов этими разнотипными водами одинаковы. В связи с этим подготовку водных вытяжек как с почв, так и других минеральных образований можно проводить лишь на основе дистиллированной воды.

Практически равные содержания натрия, калия (Na+K)+ и кремнекислоты в водных вытяжках и маломинерализованных родниковых водах свидетельствуют о значительном превышении в приповерхностной части гидрогеологического разреза скорости водообмена над скоростью гидролитических процессов, ответственных за перевод указанных компонентов в растворенную форму.

Список литературы

1. Вальков В.Ф., Казеев К.Ш., Колесников С.И. Почвоведение. М.: Юрайт, 2014. 527 с.

2. Вернадский В.И. История природных вод. М.: Наука, 2003. 752 с.

3. Всеволожский В.А. Основы гидрогеологии. М.: МГУ, 2007. 448 с.

4. Геология Татарстана: Стратиграфия и тектоника. М.: ГЕОС, 2003. 402 с.

5. Государственный доклад о состоянии природных ресурсов и об охране окружающей среды Республики Татарстан в 2015 г. Казань, 2016. URL: http://eco.tatarstan.ru/rus/file/pub/pub_619802.pdf (дата обращения: 15.07.2019).

6. Дривер Д. Геохимия природных вод. М.: Мир, 1985. 440 с.

7. Зайцев И.К. Гидрогеохимия СССР. Л.: Недра, 1986. 239 с.

8. Латыпов М.К. Номенклатура, таксономия и диагностика основных типов почв РТ. Казань: Казанский государственный университет, 2008. 36 с.

9. Мусин Р.Х. О гидрогеоэкологических особенностях и проблемах нефтяного региона Татарстана // Изв. вузов. Геология и разведка. 2012. № 2. С. 48—53.

10. Мусин Р.Х. Техногенные изменения в гидролитосфере Республики Татарстан // Недропользование XXI век. 2013. № 5 (42). С. 61—66.

11. Отраслевой стандарт. Воды подземные. Классификация по химическому составу и температуре. М.: ВСЕГИНГЕО, 1986. 12 с.

12. Перельман А.И. Геохимия природных вод. М.: Наука, 1982. 154 с.

13. Подземные воды Татарии. Казань: Казанский государственный университет, 1987. 189 с.

14. Посохов Е.В. Формирование химического состава подземных вод. Л.: Гидрометеорологическое изд-во, 1969. 334 с.

15. Почвоведение. В 2 ч. / Под ред. В.А. Ковды, Б.Г. Розанова. Ч. 1. Почва и почвообразование. М.: Высшая школа, 1988. 400 с.

16. Самарина В.С. Гидрогеохимия. Л.: Ленинградский университет, 1977. 360 с.

17. Шварцев С.Л. Гидрогеохимия зоны гипергенеза. М.: Недра, 1998. 354 с.

18. Musin R.Kh., Kurlyanov N.A., Kalkamanova Z.G., Korotchenko T.V. Environmental state and buffering properties of underground hydrosphere in waste landfill site of the largest petrochemical companies in Europe. IOP Conf. Series: Earth and Environmental Science. 2016. V. 33, Issue 1. Art. № 012019. https://doi.org/10.1088/1755-1315/33/1/012019

19. Musin R.Kh., Korolev E.A., Zotina K.E. Variations and conditions of the composition natural waters in the Central European Russia (on example of the Tatarstan Republic). In 17th International multidisciplinary Scientific GeoConference SGEM. 2017. Vol. 17. Issue 31. P. 777—784. https://doi.org/10.5593/sgem2017/31/S15.98


Об авторах

Р. Х. Мусин
Казанский (Приволжский) федеральный университет
Россия

кандидат геолого-минералогических наук, доцент 

18, ул. Кремлевская, г. Казань 420008, Россия

тел.: +7 (917) 293-40-41
SPIN: 5548-9590



А. Р. Галиева
Казанский (Приволжский) федеральный университет
Россия

аспирант Института геологии и нефтегазовых технологий 

18, ул. Кремлевская, г. Казань 420008, Россия

тел.: +7 (904) 762-42-27



Т. Г. Кудбанов
Казанский (Приволжский) федеральный университет
Россия

аспирант Института геологии и нефтегазовых технологий 

18, ул. Кремлевская, г. Казань 420008, Россия
 
тел.: +7 (927) 419-78-92



З. Г. Калкаманова
Казанский (Приволжский) федеральный университет
Россия

инженер кафедры общей геологии и гидрогеологии Института геологии и нефтегазовых технологий 

18, ул. Кремлевская, г. Казань 420008, Россия

тел.: +7 (937) 626-05-40



Н. А. Курлянов
Казанский (Приволжский) федеральный университет
Россия

инженер кафедры общей геологии и гидрогеологии Института геологии и нефтегазовых технологий 

18, ул. Кремлевская, г. Казань, 420008, Россия

тел.: +7 (987) 299-89-59
SPIN: 1345-2960



Для цитирования:


Мусин Р.Х., Галиева А.Р., Кудбанов Т.Г., Калкаманова З.Г., Курлянов Н.А. О ВЛИЯНИИ ПОЧВ НА ФОРМИРОВАНИЕ ХИМИЧЕСКОГО СОСТАВА ГРУНТОВЫХ ВОД В ПРЕДЕЛАХ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН. Известия высших учебных заведений. Геология и разведка. 2020;1(1):90-99. https://doi.org/10.32454/0016-7762-2020-63-1-90-99

For citation:


Musin R.K., Galieva A.R., Kudbanov T.G., Kalkamanova Z.G., Kurlyanov N.A. SOIL INFLUENCE ON THE CHEMICAL COMPOSITION OF GROUND WATERS IN THE REPUBLIC OF TATARSTAN. Proceedings of higher educational establishments. Geology and Exploration. 2020;1(1):90-99. (In Russ.) https://doi.org/10.32454/0016-7762-2020-63-1-90-99

Просмотров: 23


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0016-7762 (Print)
ISSN 2618-8708 (Online)